Франшизы для женщин

beby-cl-logo13

tequilla_baner_170x120-002

Стань представителем в своем городе!

Партнеры для Бизнеса

Начните свой бизнес с выбора партнера

Оптовики и поставщики

1. Производитель рукавов для кормления

2. Поставщик светящейся краски

Комментарии
  • Верно сказано! Когда делаешь дело, к которому лежит душа, то не считае... Далее...
  • Галина! Эта ниша ни в каком городе не заполнена! Это вообще какое-то у... Далее...
  • Юля, да вы прямо всю технологию изготовления наклеек рассказали - ника... Далее...
  • Вот умница! Бизнес на валенках - кажется, что зависит от сезона, да и ... Далее...
  • Все-таки женщины молодцы! Вот Кристина, так удачно все сочетает и бизн... Далее...

Бизнес Татьяны Гендиной, владелицы караоке клуба Войс

Женский бизнес / Туризм, отдых


Татьяна Гендина – главная запевала в городе. Во всех смыслах. Настоящая женщина, настоящая бизнес-вумен, владелица самого «поющего клуба» Москвы – «Войс». Она превращает караоке в искусство. И учит людей общаться. О своей искрометной философии жизни и бизнеса Татьяна рассказала нашему журналу.

- Татьяна, что такое женщина в русском бизнесе? Как ей выживать, добиваться своего?

ТАТЬЯНА: Ой, да нужно просто любить себя. И понимать, что зависимость – это самое гадкое, что бывает в нашей жизни. Миром правят мужики – факт. Нам, женщинам, нужно иметь свою, пусть маленькую, вотчину. И стать независимыми. Большинство женщин, живущих с состоятельными мужчинам, находятся в состоянии рабства. Можно ездить на Cayenne, носить караты, но при этом каждое утро вздрагивать оттого, оставили тебе деньги или нет. И, сидя с девочками в ресторане, думать о том, что ты кушаешь, что ты выпиваешь и хватит ли денег расплатиться. Таких женщин очень много. Может, хотя бы поэтому стоит задуматься о своем собственном бизнесе.

– А что еще может толкнуть женщину в бизнес?

ТАТЬЯНА: Страх превратиться в домашнюю курицу. Женщина всегда должна оставаться женщиной. Помнить, какой ее встретили, какой ее полюбили. Оставаться в подобном качестве долгое время сложно. Для этого нужно расти, совершенствоваться, а это возможно, только если ты занята каким­то делом. Пусть нет у тебя деловой жилки, займись чем­то другим. Я подругам говорю: ты же любишь, например, лошадей, у тебя такие гектары – почему у тебя нет конюшен? Ты любишь рисовать, ты когда­то училась в консерватории – пойди и твори. Не забывай себя, какой ты была. Имей свои интересы, взгляды. И у тебя будет своя личная жизнь, не мешающая браку или отношениям с мужчиной.

– А чем так хороша женская независимость?

ТАТЬЯНА: Она позволяет быть тем, кем ты являешься. Быть человеком, личностью. Если женщине 30 лет, то она обязательно должна побывать замужем, родить детей – иначе, что она делала все это время? Но останавливаться на этом нельзя.

– Когда вы начали свой бизнес, вам нужно было все­таки денег заработать или завести приятное хобби?

ТАТЬЯНА: Просто, будучи замужем, я однажды поняла, что отношения закончились. На руках двое детей – два мальчика. Езжу на прекрасной машине, хорошо живу. Но денег как таковых нет. Приходится их просить, мотаться в офис за деньгами… Вроде, все есть, а вроде, нечего и нет. Ты – собственность, которая все имеет, если хорошо себя ведет. А если чем­то не угодишь, сразу наказывают материально. Это очень неприятно. И однажды ты решаешь: стоп. Я не собственность, я не вещь. И я позволю себе тот прожиточный минимум, который мне хочется иметь.

– С чего начинали?

ТАТЬЯНА: Поняла, что ниша качественных караоке­клубов не занята. Встала и пошла делать «Войс». За девять месяцев из разломанной столовой комендатуры, забитой противогазами, унитазами и крысиным ядом, был отстроен клуб. Так что он по праву может считаться моим третьим ребенком.

– Почему именно караоке?

ТАТЬЯНА: Я сама – человек поющий. Закончила пятилетку по классу гитары и знаю, что такое музыкальная литература, сольфеджио, хор. Любила проводить время в караоке, но понимала, что качество всегда недотягивает. Звук – очень сложный продукт. Даже если у тебя работают профессиональные звуковики, бэквокалисты (а у меня они работают), не факт, что выйдет конфетка. Это процесс творческий и дорогостоящий. Тут колонки только на одном этаже стоят 150, а у нас два зала. Звук должен быть мягкий, человек должен звучать. Он может просто шептать, но сделай так, чтобы он шептал, как бог. Рассыпь, дотяни, дай эффекты. Все нюансы – это творчество. Сложно. Но у нас получается. Те, кто однажды пел в «Войсе», сюда возвращаются.

– Дизайном сами занимались?

ТАТЬЯНА: Все сама делала. Конечно, у меня был архитектор, чтобы объяснить мне, что такое, скажем, несущая стена. Фактура стен, роспись купола в VIP­зале – это исключительно мои идеи. Тут, если приглядеться, масса придумок. Например, эти большие витражи в зале. Сама учила художников, как рисовать по стеклу. Когда они стали писать кисточкой, получались затеки, ведь площадь немаленькая. Я вспомнила уроки в художественной студии и подсказала: возьмите губку. Четыре месяца они расписывали витражи, потом выяснилось, что витражи дают вибрацию. Что делать? Опять придумала сама. Взяла и покрыла их бронированной пленкой. Вибрация ушла. Так что, когда однажды в витраж полетела дамская сумочка, стекло уцелело. Знаете, это чисто женское свойство: ты обо всем думаешь, все предугадываешь. Сама ездишь на фабрику, садишься в кресла, проверяешь, удобно ли сидеть. Ну, конечно, у меня была команда – без нее никуда.

– Если человеку не повезло и нет у него ни слуха ни голоса. А петь хочется…

ТАТЬЯНА: Это элементарно, Ватсон. Скольких я уже научила петь! Есть совершенно простые приемы. Во­первых, не надо зариться на то, что не подходит под твои вокальные данные. У каждого из нас свой диапазон. Главное – начать в нужной тональности, чтобы дальше петух не пошел. Если ты в принципе говоришь, то ты и петь можешь. Я персонально учу, даже сама рядом пою. Выходят – звезды!

– Не приходилось микрофон из рук вырывать?

ТАТЬЯНА: Это отдельная тема выпивших поющих людей. Они все дерутся за право лишний раз выступить! Это жесть, как она есть. У каждого стола – очередь, но по мере выпивания, им начинает казаться, что их обязательно обделяют. Мол, мы здесь «Хэнесси» заказываем, нам поблажки. Пытаются деньги совать звуковикам. Но у меня все твердо знают: возьмешь деньги – уволим. Без обсуждений. Здесь все равны.

– Так что «Войс» – это дом строгой хозяйки?

ТАТЬЯНА: Да. Она же и отвечает за все головой. Я пошла на очень рискованный шаг: здесь нет видеонаблюдения, нет прослушки. И все знают, что Таня – как те три обезьяны: ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу. Есть категоричный запрет на наркотики. Так как я хозяйка заведения, я это даже не обсуждаю. Возникает малейшее подозрение – я говорю: вы свободны, и охрана больше не пустит этих людей. Просто это мой дом, здесь мои правила. Поэтому сюда и ходят те, кто ходят. Люди бизнеса, высокой политики – словом, первые эшелоны.

– То есть публика гладкошерстная…

ТАТЬЯНА: Но не только. Мне нравится, что к нам заглядывают такие компании, что посмотришь – подумаешь, сбор водителей. А на деле – чудесные люди и хорошо поют. Что приятно: эти люди готовились, планировали этот вечер, может быть, даже копили деньги. Кто­то однажды на Кремлевскую елку ходит, кто­то однажды попадает в «Войс». Клуб не закрыт для таких людей. Единственное, что не терплю – дешевок, которые сидят кого­то снимают. Я пытаюсь их фильтровать. В данном случае, все­таки женщина тасует мужчин. Поэтому у меня и официанты только мужчины. Женщина так устроена, что в 90% она пытается устроиться, и в итоге ты подлавливаешь, как она кому­то излишне улыбается, меняется телефончиками.

– Татьяна, а почему все­таки так русскую душу тянет на пение?

ТАТЬЯНА: Пение – это такая зараза, такая болезнь – похлеще, чем выпивать и курить. Люди вообще настолько больны душой, что они уже разговаривать­то не умеют на личные темы. Им тяжело знакомиться, встречаться. Сколько раз ко мне приходили и говорили: «Тань, вот познакомились с девушкой, сидим в ресторане – молчим, жуем. Приходим к тебе – я начинаю петь, она начинает петь, завязываются отношения». Это проблема века, урбанизации. Такие все сложные стали. А тут запел, душеньку приоткрыл – раз, цепануло. Так что пение – это особый процесс, очень интимный. А «Войс» – это дом, в котором можно расслабиться, ведь все свои.

– Ну а романтические истории тут случаются?

ТАТЬЯНА: У меня есть пара одна, вот жду, когда на Оливье пригласят. Он все пел­пел, грустил­грустил в одиночестве. Пришла моя подруга, я ее подозвала, посадила рядом. Вот до сих пор вместе! Люди общаются через песню. Он ей поет: «Я куплю тебе дом на прудах в Подмосковье», она: «Я у твоих ног…». Ну, как тут устоишь?

– Вас, как вы сами признаетесь, знает пол­Москвы. Как вам это удалось?

ТАТЬЯНА: Это у меня от рождения. Есть такие вещи, как харизма. Наверное, мне повезло с головой и внешностью. Наверное, повезло с энергичностью, силой воли и характером. Но главное, что притягивает – это любовь к людям, в нее не сыграешь. Ты их любишь, ты их слушаешь, им советуешь. До пяти утра не спишь и работаешь психотерапевтом. Доктор Курпатов просто отдыхает. И ты это делаешь не потому, что ждешь ответной реакции, а просто по­другому не можешь. Ты сопереживаешь и получаешь такую же в ответ любовь людей. И я могу с уверенностью сказать, что хороших людей все равно больше.

– Это в теории или на практике?

ТАТЬЯНА: Я всегда буду искать в человеке хорошее. Каким бы он ни был больным, запущенным, дам ему фору на сорок шагов вперед. Лечись, давай­давай, дыши, лети, ну жизнь­то проходит, жизнь­то одна. А если глаз горит, то и в жизни все будет происходить как надо!

– Татьяна, чем вы в жизни гордитесь?

ТАТЬЯНА: Дедами. Мамин дед строил Останкинскую телебашню. Все в доме было завалено чертежами. Мама дала название ресторану «Седьмое небо», когда под стол еще ходила. По отцу дед возглавлял политакадемию имени Ленина. Дальше природа отдохнула слегка на маме с папой… Зато не отдохнула не мне.

– У вас образование «благородной девицы»…

ТАТЬЯНА: Ну, да. Филфак, музыкальная школа, художественная. Я очень деятельная, не могу на месте сидеть.

– А что делали до «Войса»?

ТАТЬЯНА: До смешного! Участок у меня большой – 75 соток, я там огурцы выращивала. Грядки, грядки – помидоры, клубника. Грибов ведра четыре с участка собирала. А дедушка построил погреб – бомбоубежище целое, полки­то надо чем­то заполнять. Я все это крутила сама. Друзья были в шоке. Еще был момент активной деятельности после рождения второго ребенка. Прямо космическое озарение. Маслом писать стала, стихи начала сочинять. Написала пару песен. Но всегда хотелось бизнеса. Начала с цветочных магазинов – «Ателье цветов Татьяны Гендиной». Ведь я два года училась на флориста. А чтобы руководить, надо знать все самой от А до Я.

– Вам нравится руководить?

ТАТЬЯНА: Да, я прирожденный организатор. Как говорит моя мама, я всех уже с песочницы строила. Если знала, как делать куличи, то учила всех.

– Вы принципиальный человек?

ТАТЬЯНА: Я настолько люблю правду, что мне и врать­то тяжело, стараюсь не врать. Я всегда живу в согласии с собой. У меня есть четкие принципы, которые я даже не пробовала нарушать. И в бизнесе то же самое. Человек либо порядочен во всем, либо ни в чем. Поэтому, видимо, я и встречаю таких же людей, как и я. Я уверена, что Бог воздает, там, наверху, все видят. И посылают таких же людей, как и ты. Которые ненавидят подставы, предательства, измены. Людей, с которыми можно строить нормальный честный бизнес.

– Вы оптимист?

ТАТЬЯНА: Я просто в жизни такое проходила, что не родился такой человек и такая ситуация, которые могли бы меня сломать.

– Вы с такой же выдержкой переживаете мужские обиды?

ТАТЬЯНА: Я человек, который ненавидит выяснять отношения. Я все решаю юмором. Ты можешь сказать все, что хочешь, я все догоню. Мы все люди, мы все грешны, если мы любим, то обязательно кому­то делаем больно. Уважаю всех любовниц, всех жен, всех проституток, у каждой свое место, не вопрос. Все это можно понять. Конечно, бывает и грустно, и больно. Но я считаю, что самое страшное – это пожалеть себя. На себя можно только обидеться. Но надо вставать, видеть солнце, идти дальше, занимать мозг, общаться с людьми. Клин клином вышибают, step by step. Посмотри «Дорожный патруль» и ты поймешь, как у тебя все хорошо. Это смешно плакать, управляя «Бэнтли».

– Какой мужчина может быть рядом с вами?

ТАТЬЯНА: Такой же редкий, настоящий, честный, сильный, о котором можно судить по поступкам. Без этих больных игр: пообещать перезвонить и пропасть. Я когда это вижу, этот детский сад – все, сразу на ТО ставлю.

– Бизнес не убивает в вас женщину?

ТАТЬЯНА: Ну, посмотрите! (смеется) Очень помогает. Знаете, как я общаюсь с гаишниками? «Малыши, зайцы мои, вы замерзли бедные, в следующий раз, буду ехать, водочки вам захвачу». У меня никогда нет градации, какого уровня человек: замерзающий гаишник или олигарх. Будь человеком, будь мужчиной, ведь я – женщина.

Если вам понравился материал - поделитесь им с друзьями:



Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте и получайте все свежие идеи первыми!

 

Copyright © by БизМама
Не портите карму, не воруйте наши материалы

копирование запрещено
Женский бизнес клуб

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Наши проекты
nashibizm

Приглашаем бизнес мам рассказать о себе

******

пишите

moyo-delo@yandex.ru