Франшизы для женщин

beby-cl-logo13

tequilla_baner_170x120-002

Стань представителем в своем городе!

Партнеры для Бизнеса

Начните свой бизнес с выбора партнера

Оптовики и поставщики

1. Производитель рукавов для кормления

2. Поставщик светящейся краски

Комментарии
  • Верно сказано! Когда делаешь дело, к которому лежит душа, то не считае... Далее...
  • Галина! Эта ниша ни в каком городе не заполнена! Это вообще какое-то у... Далее...
  • Юля, да вы прямо всю технологию изготовления наклеек рассказали - ника... Далее...
  • Вот умница! Бизнес на валенках - кажется, что зависит от сезона, да и ... Далее...
  • Все-таки женщины молодцы! Вот Кристина, так удачно все сочетает и бизн... Далее...

Татьяна Курбатская и ее рестораны Марио и Палаццо Дукале

Женский бизнес / Ресторан, кафе


Татьяну Курбатскую знают по одному из самых изысканных ресторанов города – «Марио». Сегодня, спустя 10 лет после его триумфального открытия, коллекцию ресторатора дополняет «Палаццо Дукале» на Тверском бульваре и ресторан в Жуковке.
Именно она открыла московской публике итальянскую кухню в то время, когда о ризотто и пасте ещё никто не слышал, а за трюфелями приходилось лично летать на Альбу. Харизматичная, яркая, она подарила соотечественникам пылкий роман с Италией…

 

– Татьяна, когда вы открывали «Марио», частный ресторанный бизнес у нас ещё был в новинку. И вдруг вы, женщина, берётесь всё начать с нуля…
ТАТЬЯНА: Для начала скажу, что почти в каждой стране мира существуют итальянские рестораны. Это не касалось России десять лет назад. Тогда на всю страну приходилось, кажется, всего два ресторана, имитировавших итальянскую кухню. Но стилем они особым не отличались. Искусственные пальмы, бамбуковая мебель, повара, кочевавшие из одного заведения в другое, среднего качества продукты. Я же хотела предложить публике просто добротный ресторан. Ни о какой фешенебельности не задумывалась, но на таверну с клетчатыми скатертями тоже согласиться не могла.

 

– Равняться было действительно не на кого?
ТАТЬЯНА: В России – нет. Но к тому времени я уже побывала в Европе, и хотела кусочек их красивой жизни переместить к нам, в Москву. Поначалу я нацелилась на кондитерскую. На немецкий манер, чтобы был свежий хлеб, выпечка. Кто­то покупает домой, кто­то остаётся, пьёт пышный капуччино за изящным столиком… Но вышло всё сразу как­то масштабнее.
Нашлось просторное помещение. Когда­то здесь был пионерский клуб, затем – ДК завода «Красная Пресня», а последние 34 года там заседала фирма Toshiba. В здании, где сейчас «Марио», не было даже обогрева, всё пространство перекрывалось маленькими комнатушками. Но меня впечатлила веранда. Сразу представила, как удачно её можно будет обыграть летом. При последних лучах солнца гости будут пить вино, слушать музыку… Эта картинка меня пленила. И мне уже было неважно, что улица здесь тихая, немноголюдная – на отшибе. Сегодня же она, напротив, известна не только в Москве, но и далеко за её пределами, и не без моей помощи.

 

– И как же бывший пионерский клуб превращался в роскошный ресторан?
ТАТЬЯНА: Поначалу мне наивно казалось, что можно всё сделать самой, без помощи профессионалов. Друзья во все уши твердили: нельзя много вкладывать в стены, потому что если ресторан не пойдет, ты хотя бы не потеряешь большие деньги. А всё, что отделимо, можно будет продать. Я и начала делать любительский ремонт, как раньше мы в трехкомнатных квартирах: эта стеночка будет белой, здесь приляпаем выключатель… Очень хотелось сэкономить. Но все же, слава Богу, ноги сами меня принесли к профессиональным архитекторам. И мне оставалось только контролировать процесс.

 

– Публика сразу оценила ваши усилия?
ТАТЬЯНА: Я предложила ей то, чего на тот момент в России просто не было. У нас вышел ультрамодный ресторан. Я сама, когда впервые увидела работу архитекторов и дизайнеров, была в шоке. Все эти волны, причудливые линии, цвета, переходящие один в другой. Всё это было как гром среди ясного неба. В Москве были либо застойные рестораны вроде «Националя», «Савоя», «Белграда» – барские, в лепнине, либо маленькие семейные ресторанчики, открывшиеся на волне кооперативного движения в конце 80х, вроде «Покровки», «У Фёдорова». И те, и другие катастрофически надоели всем. Я оказалась на переломе. Сделала ставку и не ошиблась. Публика пошла ко мне.

 

– Татьяна, значит, вы на всех парах ворвались на рынок, не имея ни опыта, ни специального образования, и сразу заняли свою нишу?
ТАТЬЯНА: Действительно, сейчас я оглядываюсь, и даже становится не по себе. Сегодня это уже можно назвать легкомысленностью. Я, например, никогда не имела ни бизнес­плана, ни расчетов. Всё было сделано как­то без углубления. Казалось: ну что тут такого, ресторан открыть… Всё шло на каком­то юношеском оптимизме. Я понятия не имела, что существуют некие технологические карты, что существуют минимум тридцать предприятий, которые ресторан контролируют.
Когда к нам в первый раз пришла пожарная инспекция, я так удивилась: а вам­то какое дело? Да, все было на 100 % по­дилетантски, с одной стороны. И очень продумано – с другой. Дорогой интерьер, мебель, посуда, очень дорогое профессиональное оборудование для кухни. Тут мелочей для меня не было.
Самая большая головная боль – достать хорошие продукты. Найти качественные средиземноморские продукты оказалось непосильной задачей! Только одна фирма «Ламаре» тогда могла их поставлять. Это сейчас все понимают, где дорада с Кипра, где из Марокко, а где французская, хорошая. А тогда никто в этом так не разбирался, включая меня саму. Всему приходилось постепенно учиться.

 

– Если до вас не было качественных итальянских ресторанов, то и привычки к итальянской кухне тоже не было?
ТАТЬЯНА: Да, всю эту культуру приходилось насаждать. Мне было интересно. Я открывала многие блюда, прежде всего, для себя самой, а уже потом – для клиентов.
Как только открылся ресторан, меня сразу же заинтересовали трюфели. Я их до того момента даже никогда не пробовала. Трюфели тогда в Москве – это как на Красной площади Статуя Свободы.
И вот я узнаю, что сезон этих трюфелей наступает осенью. Еду в Милан, покупаю карту, беру машину напрокат – и прямиком на Альбу. Хожу по маленьким магазинчикам, набредаю на местный рынок, узнаю о выставке трюфелей. Поначалу за трюфелями езжу сама. Летаю через выходные. Помню, в первый раз взяла их с собой в самолет, положила в ручную кладь над сиденьем и заснула. Проснулась от гула – вокруг собралась целая толпа. Всем понадобилось что­то именно у моего кресла. Смотрю: все люди слюнки глотают, да и я сама глотаю. И до меня дошло: мои трюфели! Они ведь возбуждают аппетит и вообще имеют возбуждающее свойство а ля виагра. В следующий раз сдала трюфели в багаж.

 

– Ну, и как москвичам пришлись тогда ваши диковинные трофеи?
ТАТЬЯНА: Приходилось всячески прививать любовь к этому недешевому, скажем прямо, удовольствию. Выкладывали трюфель в зале. Посетители не могли понять, чем пахнет. Вроде похоже на французский сильно пахнущий сыр, но явно не сыр, а что­то новенькое. А ведь запах трюфеля очень разжигает аппетит. То, перед чем не смогла устоять сама, предложила и гостям.
Первую пасту с трюфелем мы подавали так. В огромной головке сыра Пиккорино делалась дырочка и вместе с лапшой она выносилась в зал. Натирались трюфели, все это перемешивалось в головке сыра и выкладывалось на тарелку. Это было не просто шоу, это была бомба! Все хотели только это блюдо. А ещё представьте: зима, холодно, ты заказываешь тяжелые пьемонтские вина и слушаешь пение итальянца…Это же наслаждение!

 

– А анекдотические случаи бывали с желающими приобщиться к итальянской кухне?
ТАТЬЯНА: На трюфели пришла моя близкая приятельница с мужем, беременная, в ажиотаже они съели 150 граммов трюфелей, добавляли их ко всему. Потом не спали двое суток… Так что коварное свойство трюфелей испытали по полной. Но, мне кажется, остались довольными.
А есть и не такая весёлая история… У меня работал итальянец, трюфельных дел мастер: масла подлить, трюфелей натереть. Взялся он натирать трюфель одному посетителю, а тот по телефону разговаривал. Официант, ожидая, что его остановят, стер ему весь трюфель до конца… Конечно, когда человеку принесли счет – он пережил не самые приятные моменты в жизни.

 

– Татьяна, почему вы взялись всё­таки за итальянскую кухню?
ТАТЬЯНА: Просто хотелось предложить полезную, здоровую, изысканную пищу. Ведь это единственная кухня, которую можно есть каждый день, и каждый день что­то новое открывать для себя. Она не ведет к ожирению, есть диетические блюда. Кроме того, это ещё и культура вина. Соотечественники, для которых всегда существовало только грузинское и французское вино, узнали о прекрасных итальянских винах…

 

– А с Италией вас связывает что­то личное, кроме гастрономии?
ТАТЬЯНА: Когда я была совсем молодая, были очень популярны итальянские певцы и группы – такие, как «Рикки э Повери», Тото Кутуньо, Пупо…И моё поколение, особенно женская его часть, выросло на их романтичных лиричных песнях. Сплошные амуры­амуры… Так что когда открыли железный занавес, я первым делом рванула в Италию. Может, дело в этом?

 

– Когда­нибудь думали, что будете владелицей роскошных ресторанов в центре Москвы, собирающих элиту общества?
ТАТЬЯНА: Да я не могла даже предположить, что будет такая прослойка общества! Да и цели стать ресторатором у меня не было. Бизнес и так был. Но какой? Сами знаете: эшелон пригнал, эшелон продал. Хотелось чего­то созидательного, хотелось людям приносить радость. А идея ресторана, может быть, родилась из моей семейной жизни. Мы сколько ни жили с мужем, никогда не ужинали вдвоём. У нас квартира была в центре, на Красной Пресне. И все друзья знали, что каждый вечер мы что­то готовим, что всегда припасена бутылочка хорошего вина. Нам звонили прямо из подъезда: «Вы дома? К вам можно?». В выходные на даче шашлыки и танцы под луной… По двадцать человек спать оставались. Тогда все приговаривали: «Ой, вам надо свой ресторан!» И эта фраза так и улеглась в сознании.

 

– Муж помогал вам или тормозил ваши начинания?
ТАТЬЯНА: Муж поначалу меня поддерживал, думая, что надолго меня не хватит, но потом понял, что я взялась серьёзно, и стал строить козни. Доходило до того, что я говорила, что иду к косметологу, а сама – с агентом встречаться. Агент – в толстенных линзах, щуплый, а муж сцены ревности устраивает! Ему этот мой выход на арену был совсем не нужен. Он мне вообще сказал: кто будет есть эти твои макароны и ещё за это платить деньги? Самые вкусные макароны с маслом у мамы на кухне. Он ошибался.

 

– В ресторанном бизнесе быть женщиной – это козырь или сложность?
ТАТЬЯНА: Это сложно. Дело в том, что и первый, и второй ресторан я открывала, опираясь так или иначе на мужское плечо. А партнёр в бизнесе всегда видит мужчину, не женщину. В Жуковке в прошлом году я открывала ресторан одна. И столкнулась со следующим: мужчины, приходящие к тебе на работу, впадают в две крайности. Либо они ищут лазейки, как тебя обмануть, либо начинают играть в покровителей, в защитников, и в конечном итоге думают, что всё лежит на их плечах, а ты – никто.

 

– Вам нравится управлять?
ТАТЬЯНА: Это непросто. Это ответственность. Два первых ресторана – на них ушла вся моя творческая энергия, мой дух, мое настроение. Каждый приходил как домой, я частенько встречала гостей, делилась любовью, частью своей души. Я буквально жила в ресторане: люди звонили и отказывались резервировать столики, узнав, что меня нет. Я настолько отдавалась своему делу, что забывала, что у меня есть дом, ребенок, что он ходит в школу. А потом он вырос и сказал, что о своей первой любви ему было не с кем пооткровенничать, кроме гувернантки. Не уверена, что это было правильно.

 

– Вы меняете свои рестораны? Вносите новые идеи?
ТАТЬЯНА: «Марио» сегодня переделан полностью. Почти каждый август ко мне приходят креативные идеи. Я тут же звоню архитекторам, и мы начинаем всё переделывать с листа. Первый, второй этаж, веранду, лестницу. При этом только однажды пришлось закрыться на две недели: переделывали санузлы. В течение этого времени люди просто выли, обрывали телефоны: ну когда, когда же откроетесь? Зато в ресторане «Антонио» наступило благоденствие: моим голодным посетителям пришлось есть там.

 

– Как вы остаётесь среди лидеров?
ТАТЬЯНА: Благодаря большой честности. Никогда не выдавали подмосковную телятину за французскую, скумбрию за камбалу. Первые годы всё контролировали лично я и мой муж. А чтобы быть интересной нашей непростой публике, нужно всё время предлагать что­то новенькое. Элита наша интересуется дорогими продуктами и новшествами. С Сардинии некоторые русские привезли новые вкусовые пристрастия. Например, икра тунцовых рыб, которая неискушенному человеку на вкус покажется воблой, в большой моде у тех, кто в теме.

 

– Вы занимаетесь бизнесом, который строится на философии удовольствия. От чего вы сами получаете удовольствие?
ТАТЬЯНА: То от еды, то от вина, то от путешествий или компаний… Сейчас чаще от общения с детьми. Маленький только готовится к школе, старшая её оканчивает. Семейная жизнь стала моим самым большим удовольствием. Это же роскошь, когда ты едешь отдыхать не тогда, когда вся тусовка едет, а когда тебе и твоим детям хочется. Снять красивое шале, валяться у камина, читать им книжки…

 

– А в Москве часто тусуетесь?
ТАТЬЯНА: Я люблю куда­то выходить, но в последнее время стала чётко выбирать, куда и зачем. Всегда спрашиваю: цель твоего похода туда­то? Если просто расслабиться и потанцевать, то иди и танцуй, и не позволяй никому садиться тебе на ухо. Завтра, например, я хочу пойти на бал Наташи Водяновой. Она мне просто интересна как человек. Вопреки всему девочка из глубинки сумела устроиться в жизни, родить детей и не ушла в заоблачные дали. И, главное, она делает что­то реальное для тех, кто нуждается в помощи. Мне будет приятно, что деньги, которые я внесу, будут на пользу детям, которым она помогает.

 

– У вас есть жизненное правило, девиз?
ТАТЬЯНА: Я никогда ничего не просчитываю. Я работаю как­то от сердца. Если хочешь чего­то, пропусти это через сердце, через себя, и всё получится! Никогда не предложу людям того, что мне самой не нравится. Почему, спрашивают, у тебя в Жуковке нет кальяна? А потому, что я не хотела бы увидеть свою дочь с кальяном. Вот и всё.

 

– Есть ещё какие­то задумки, которые вы хотите реализовать?
ТАТЬЯНА: Тема ресторанная для меня лично закрылась. Открыть пятый, десятый ресторан, заработать больше денег – этой цели нет вообще. Московская жизнь наполнена развлечениями и удовольствиями, и реализовать себя для посторонних людей я уже не вижу смысла. Есть смысл жить для детей. Ловлю себя на мысли, что начинаю уже жить их планами. Хочу, чтобы дочка Марта удачно вышла замуж. Для женщины это и впрямь самое важное в жизни. И если ей понадобится моя помощь– уже в её бизнесе, я ей с удовольствием помогу.

 

– Какая она – жизнь деловой женщины?
ТАТЬЯНА: Это жизнь в режиме. Самое страшное для женщины – жизнь на пределе. Она должна точно знать, во сколько она ложится спать, и что бы ни случилось, ей надо погасить свет и заснуть. Не должно быть перегибов. Нельзя быть рабом работы или рабом своей семьи.
Если отмотать пленку назад, я хотела бы быть свободнее – от одержимости работой и удовольствиями. Было время, эти две вещи так тесно переплелись в моей жизни, свились в такой клубок, что размотать его было очень сложно. Не у каждого на это найдутся силы. У меня, слава Богу, нашлись. И открылся новый этап.

 

Если вам понравился материал - поделитесь им с друзьями:



Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте и получайте все свежие идеи первыми!

 

Copyright © by БизМама
Не портите карму, не воруйте наши материалы

копирование запрещено
Женский бизнес клуб

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Наши проекты
nashibizm

Приглашаем бизнес мам рассказать о себе

******

пишите

moyo-delo@yandex.ru