Франшизы для женщин

beby-cl-logo13

tequilla_baner_170x120-002

Стань представителем в своем городе!

Партнеры для Бизнеса

Начните свой бизнес с выбора партнера

Оптовики и поставщики

1. Производитель рукавов для кормления

2. Поставщик светящейся краски

Комментарии
  • Верно сказано! Когда делаешь дело, к которому лежит душа, то не считае... Далее...
  • Галина! Эта ниша ни в каком городе не заполнена! Это вообще какое-то у... Далее...
  • Юля, да вы прямо всю технологию изготовления наклеек рассказали - ника... Далее...
  • Вот умница! Бизнес на валенках - кажется, что зависит от сезона, да и ... Далее...
  • Все-таки женщины молодцы! Вот Кристина, так удачно все сочетает и бизн... Далее...

Авторская кукла от Александры Кукиновой

Женский бизнес / Праздник, подарки


Торговая марка, которую создала Александра Кукинова, ценится на мировом рынке так же высоко, как платья от Диора. А началось все четырнадцать лет назад с маленькой надомной мастерской. В детстве Александра Кукинова, как все девочки, любила играть в куклы. Ее любимицы щеголяли в потрясающих нарядах, которые она придумывала и шила сама. Материалом были кусочки ткани из театральной мастерской, находившейся в доме, где жила маленькая портниха. Неудивительно, что Александра решила стать художником театра. Еще студенткой она начала оформлять спектакли. Но настоящего удовлетворения это занятие не приносило. Хотелось придумывать волшебные платья для сказок, карнавальные костюмы для опер. А на дворе стоял 1988 году, перестройка: на сценах большинства театров шли пьесы, имеющие ярко выраженный социальный акцент. Народ жаждал перемен. И именно в это время Александра тоже решила изменить свою жизнь.

 

«Мы были нищие как крысы»

– Александра, как пришла мысль о своем деле?
АЛЕКСАНДРА: В театре в то время невозможно было заработать. За спектакль, который мы делали полгода вместе с мужем, сценографом, нам платили всего 200 рублей. На эти деньги нельзя было жить. Мы были нищие как крысы. К тому же, между выпуском одного спектакля и началом работы над другим были длинные паузы. И в такие моменты я думала: чем бы еще заняться? Куда себя пристроить?

 

– Вы сразу решили, что будете делать кукол?
АЛЕКСАНДРА: Да. Я всегда об этом мечтала. Но в то время я предполагала, что это будут тряпичные куклы для детей.

 

– Как все началось? Где вы разместили свое производство?
АЛЕКСАНДРА: Какое там производство! Это громко сказано. У меня была пустовавшая квартира, доставшаяся от бабушки. Мы поставили туда две обычные швейные машинки. Запаса кусочков тканей у меня было предостаточно, чтобы попробовать что-то сделать. Делать кукол вызвались две мои знакомые, с которыми мы вместе работали в театре. Я принесла два эскиза персонажей из своего спектакля – рыжего клоуна и белого Пьеро. Но эта наша «проба пера» так ничем и не закончилась.

 

– Почему?
АЛЕКСАНДРА: Чтобы делать кукол, мало быть портным, даже очень высокого класса. Чтобы кукла родилась, нужно вдохнуть в нее душу. Видимо, мои швеи даже не пытались этого сделать. И у них ничего не получилось. Вскоре они стали требовать денег. А откуда их было взять, если ни одна кукла не продана? Потом я заметила, что мои знакомые шьют на нашей квартире «левые» заказы. И мы разошлись.

 

– Но от самой идеи вы не отказались?
АЛЕКСАНДРА: Конечно, нет. Я решила попробовать сама сделать куклу и одеть ее в русский костюм. Еще в институте мне попала в руки книжка по русскому костюму, которая меня потрясла. Оказалось, что наряды, в которых выступали танцоры ансамбля «Березка», – это грубо адаптированная подделка. Я решила вникнуть в то, каким был на самом деле русский костюм, много читала об этом. Познавать этот мир было безумно интересно. В результате костюм, в который я одела свою первую тряпичную куклу, был выполнен с соблюдением всех этнографических тонкостей.

 

«Все начиналось весело и приятно»

– Как была продана первая кукла от Александры Кукиновой?
АЛЕКСАНДРА: Мы попросили тетю моего мужа, чтобы она отнесла ее в салон «Русские узоры». Самой мне было неловко и страшно предлагать кому-то свое произведение. Кукла была выставлена в салоне, и мы стали ждать. Прошло несколько дней, и мы узнали, что кукла продана. Это был такой восторг!

 

– Денег много заработали?
АЛЕКСАНДРА: Долларов тридцать. По тем временам это было очень много. Я помню, что в «Березке» бутылка роскошного вермута тогда стоила $5. А $30 для нас с мужем были огромной суммой!

 

– В общем, дело пошло…
АЛЕКСАНДРА: Да. Среди знакомых мы нашли женщину, которая очень хорошо шила. Она как раз хотела уйти со службы. У меня был образец той первой куклы. Я отдала его ей, и она на собственной швейной машинке изготовила туловища еще трех кукол, а я вышила им лица. Мы отдали их в два художественных салона. И они ушли за неделю! Это было уже $90, которые мы поделили.
Вот так весело и легко все началось. Моих кукол покупали иностранные туристы, которых тогда в Москве стало очень много. Интерес ко всему русскому за границей был огромен. И во всех салонах, куда мы сдавали свои творения, нам говорили: «Приносите еще!»

 

«Мы не успевали считать деньги»

– Когда вы перешли от частного предпринимательства на дому к массовому производству?
АЛЕКСАНДРА: Когда у нас появилось свое помещение. У моего отца тогда хорошо развивался дверной бизнес (Андрей Кукинов – президент компании «Сезам», занимающейся производством стальных дверей – «СБ»). И он смог выделить нам одну комнату.
На первые заработанные деньги мы купили стеллаж для тканей. Закройный стол сделали из строительных козел, положив на них дверь. А швейные машинки и ножницы принесли из дома. Я сделала новые разработки кукол: четыре модели в разных русских костюмах. Вскоре мы дали объявление в газету, что ищем швей. И у нас появилось еще несколько работниц. А потом и директор, занимающийся административными вопросами.

 

– Сколько кукол вы делали в то время?
АЛЕКСАНДРА: До 150 в месяц. И все они быстро продавались. Я помню, что у нас под столом стояли ящики, в которых хранились деньги. Их привозили с разных точек в огромном количестве, и мы даже не успевали их считать!
А через год после начала работы на нас вышла одна американская компания. Ее представители купили у нас образцы кукол и увезли их в Америку. А потом мы заключили контракт на поставку в США 1000 кукол. Причем сделать их надо было всего за три месяца. Это было очень много.

 

– Наверное, заработали кучу денег?
АЛЕКСАНДРА: Если бы! Мы понесли убытков на $8000.

 

– ???
АЛЕКСАНДРА: Дело в том, что пока мы шили кукол для поставки, в России произошло падение курса доллара. По контракту нам платили долларами, а мы закупали материалы на рубли и платили зарплату тоже рублями. Причем платили людям гораздо больше, чем обычно, чтобы они быстрее выполнили работу. Поэтому для нас удешевление доллара стало настоящей катастрофой. Оказалось, что мы не только ничего не сможем заработать, но и понесем убытки. Мы стали торговаться с американцами, чтобы они изменили условия контракта. Но нам это не удалось.

 

– Как же вы выкрутились?
АЛЕКСАНДРА: Мне помог деньгами отец. Иначе бизнес бы попросту «рухнул».

 

«Таких кукол не делал никто»

– Мировую известность вы получили, когда стали делать не тряпичных, а фарфоровых кукол.
АЛЕКСАНДРА: Мы занялись ими в 1991 году. Для меня это был очень серьезный шаг. Многие отговаривали меня: «Зачем тратить лишние деньги на «эксперименты», если бизнес и так успешен?» Но я считала, что надо развивать свою фирму, осваивать новые материалы. К тому же, было очевидно, что на объемной фарфоровой кукле лучше сидит костюм и с ее лицом намного интереснее работать.

 

– А вы были знакомы с технологией нового производства?
АЛЕКСАНДРА: Конечно, нет. Приходилось все придумывать самим. Первая кукла была сделана даже не из фарфора, а из фаянса – того самого, из которого делают унитазы. Изготовив ее, мы фактически изобрели велосипед. Она была ужасно нелепой и непропорциональной. Но тогда нам казалось, что ничего лучше и быть не может.
Эскизы для кукол делала я. Постепенно в штате фирмы стали появляться разные специалисты, благодаря которым мы смогли делать кукол на профессиональном уровне. Скульпторы, закройщицы, вышивальщицы, постижер (мастер по изготовлению париков – «СБ»), обувщик, ювелир, художники по костюму, кружевница.

 

– Наверное, вам до всего приходилось доходить методом проб и ошибок.
АЛЕКСАНДРА: Когда я первый раз приехала в Америку, я была потрясена тем, как там делают кукол. У них отработана вся технологическая цепочка, есть масса материалов, необходимых для работы, – качественный фарфор, бисер. Но, несмотря на то, что у нас ничего этого не было, мы смогли подняться «с нуля» и занять одно из лидирующих мест в мире по классу работы!

 

– Как вы вышли на мировой рынок?
АЛЕКСАНДРА: С помощью той же самой американской компании. Ее хозяева – американец русского происхождения и его жена – были очень состоятельными людьми и легко расставались с деньгами. Они заинтересовались нашей продукцией. В 1994 году они решили вложить деньги в развитие нашего бизнеса и продавать кукол в Америке. Без сомнения, для них этот бизнес обещал быть очень выгодным. Мы продавали им кукол по $150, они – по $300. Для сравнения – куклы классом ниже, чем наши, стоили тогда в США $900-1500. При этом таких кукол, как мы – полностью ручной работы – не делал никто. Поэтому заказов было море.

 

– Сколько денег американцы вложили в раскрутку вашего имени?
АЛЕКСАНДРА: Около $250 тыс. Было много рекламы. О нашей компании узнали все дилеры, занимающиеся продажей коллекционных кукол. Наши куклы продавались через телевизионные шоу типа «Магазин на диване». В наши обязанности входило производить кукол, а американцы решали все вопросы с продвижением.
Но оказалось, что вложить деньги в рекламу – это еще не значит «раскрутить» такой сложный бизнес, как наш. Наши партнеры совершенно не занимались бизнес-планированием. Поэтому оказалось, что спрос на наших кукол значительно превосходит наши производственные возможности. И у нас начались конфликты с американской стороной. К тому же, проработав с нами три года, они потеряли всякий интерес к этому проекту и переключились на другой. Кстати, через некоторое время они погорели на всем, чем занимались. И полностью отошли от дел. Видимо, они были не очень хорошими бизнесменами.

 

– Разошлись вы полюбовно?
АЛЕКСАНДРА: Нет. Они подали иск в американский суд, предъявив нам претензий на пять миллионов долларов, с запретом работать на американском рынке. Они считали, что мы обманывали их на протяжении всего нашего сотрудничества. И, мол, только поэтому они потерпели убытки.

 

– И чем все кончилось?
АЛЕКСАНДРА: В 1995 году выиграть дело против американской компании в США казалось чем-то невероятным. Но у нас получилось. Мы представили в суд все необходимые бумаги: контракты, документы о поставках. По ним было видно, что мы выполняли наши обязательства и чисты перед партнерами. А вот они не смогли показать суду ни одной бумаги.

 

– А дальше?
АЛЕКСАНДРА: Мы заняли денег, сделали новую коллекцию и вышли на американский рынок с другой продукцией, чтобы не встал вопрос о правах на «старых» кукол. Мы сами получили места на выставках. Узнали, как давать рекламу, как работать с дилерами, продающими кукол. В общем, научились всему сами и начали делать бизнес в Америке. И в других странах.
Сейчас у нас есть партнер в Страсбурге. Наши куклы продаются во Франции, Германии, Англии, Чехии. Наши куклы получают призы на всех крупнейших международных выставках. Они есть в коллекциях известнейших коллекционеров во всем мире. Я несколько лет подряд участвовала в выставках «75 лучших художников мира», проходивших в Нью-Йорке.

 

«Для меня работа – это жизнь»

– Сколько сейчас стоят ваши куклы?
АЛЕКСАНДРА: От $10 и выше. В среднем – тысячу, полторы тысячи долларов. Отдельные экземпляры продают и за десять тысяч.

 

– Так дорого!
АЛЕКСАНДРА: Но ведь каждая кукла – это месяцы кропотливого труда десятков людей. Вся работа выполняется вручную: создание скульптуры, пошив костюма, роспись тканей и вышивка, изготовление парика, обуви. Плюс используются дорогие материалы – костяной фарфор, ткани, меха, кожа, драгоценные камни. У наших кукол все «по-настоящему». Настоящие платья, туфельки, украшения, сумочки, зонтики – только выполненные в «кукольном» масштабе. При этом все куклы делаются ограниченным «тиражом» – от 3 до 250 экземпляров. Для всего мира – это ничто.

 

– Кто ваши покупатели?
АЛЕКСАНДРА: Чаще всего куклы уходят в частные коллекции. Раньше в основном они продавались на Западе. Но сейчас и в России появились коллекционеры: сегодня половина наших покупателей – россияне.

 

– Сколько можно заработать на куклах?
АЛЕКСАНДРА: Теоретически, мы планируем 50-процентную прибыль с каждой куклы. Но в реальности эти деньги остаются «заморожены» в виде незавершенного производства, материалов. Очень много кукол продается на условиях консигнации (то есть с оплатой по факту реализации – «СБ»).

 

– Вы, наверное, очень состоятельная женщина?
АЛЕКСАНДРА: Нет. За все время работы себе я не купила ничего – ни квартиры, ни машины, ни дачи. Для меня работа – это жизнь. Поэтому все деньги, которые я зарабатываю, до копейки, я вкладываю в развитие своего дела. Мне гораздо интереснее воплотить свои мечты и сделать новую коллекцию, чем потратить деньги на какую-то вещь.
Я покупаю книги, дорогие ткани для кукольных костюмов. Развиваю свою компанию: сейчас с нами сотрудничает около 70 человек.

 


– Но зачем тогда вам бизнес, если вы не пользуетесь его результатами?
АЛЕКСАНДРА: Не все можно измерить деньгами. Во-первых, я получаю удовольствие от своей работы. Во-вторых, я глава очень престижной компании. На мировом кукольном рынке куклы от «Александры» – это все равно как платье от Диора. В-третьих, мы – компания, выпускающая продукцию, качество которой признано абсолютно всеми. Много ли вы назовете российских производителей, продукция которых занимает первые места на мировом рынке?
Наконец, наши куклы хранятся в лучших музеях.

Я делаю кукол вопреки желаниям этого века. Мир сегодня стал настолько одноразовым, что любую «штампованную» вещь – стол из ДСП, джинсы или игрушку – не жалко выбросить. Потому что точно такие же ты сможешь завтра купить в магазине. А та культура, которая была когда-то, когда внучке переходил бабушкин шкаф, дедушкина библиотека, мамина кукла, – она разрушена. Я хочу, чтобы мои куклы хранили то тепло, которое мы в них вложили, и находились вне времени. Хочу, чтобы состарившаяся девочка передала куклу своей внучке. И чтобы таким образом сохранялись традиции и поддерживалась духовная связь между поколениями.

Я нередко встречаю людей, которые «отбывают» время на работе, «отсиживают» по 8 часов пять дней в неделю, тратя на это почти половину своей жизни. Это очень грустно! Я считаю, что хорошо может быть выполнено только то, что делается с любовью и вдохновением. Неважно – уборка ли это улиц, торговля продуктами или создание кукол. Работа должна приносить удовольствие. Только тогда ты сможешь добиться успеха.

 

Декабрь, 2002, "Свой Бизнес".

Если вам понравился материал - поделитесь им с друзьями:



Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте и получайте все свежие идеи первыми!

 

Copyright © by БизМама
Не портите карму, не воруйте наши материалы

копирование запрещено
Женский бизнес клуб

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Наши проекты
nashibizm

Приглашаем бизнес мам рассказать о себе

******

пишите

moyo-delo@yandex.ru